<body>
«Хочу, чтобы люди вкусно ели»
Со-основатель iFarm Project Александр Лысковский рассказывает о  том, почему в европейских странах мелкое фермерство развито лучше, чем в России.
Со-основатель iFarm Project
Александр Лысковский:
«Хочу, чтобы люди вкусно ели»
В первую очередь, все решают просто свежие вкусные овощи.
Я люблю готовить, и в каком-то смысле могу назвать себя гастрономическим путешественником.

В каждой стране стараюсь попробовать что-то местное и понять, как они это делают. Например, греческий салат в Греции — какая-то бомбическая вещь. Конечно, в него добавляют местное оливковое масло, бальзамический уксус и сок лимона в определенной пропорции, но в первую очередь, все решают просто свежие вкусные овощи.

В апреле я месяц жил во Франции. Ходил по парижским рынкам, покупал овощи и фрукты, нюхал их. В какой-то момент не выдержал и начать расспрашивать продавцов о том, как устроена система поставки продуктов в город. И оказалось, что ее регулируют сами потребители.

Во Франции люди годами покупают вино, сыры, мясо и овощи в тематических магазинчиках.

За руку здороваются с их владельцами и говорят: «Вчера эта клубника была невкусная, не закупай ее больше» или «Завтра у меня день рождения, привези четыре упаковки куриного паштета». Так продавцы всегда заказывают столько товара, сколько могут продать.
Я поинтересовался, как устроены поставки продуктов в других странах, где мне было так же вкусно и хорошо.

Узнал, что почти во всей Европе очень похожая история с локальными поставками овощей и мелкими фермерскими хозяйствами, которые могут оперативно реагировать на запрос покупателей. Сегодня вырастили больше клубники, а завтра — рукколы.

В России же ничего подобного не нашел.

Тогда я начал думать о том, почему у нас этого нет, и понял, что климат точно не играет решающую роль. Ведь в Норвегии погода ничем не мягче сибирской, а проблем с овощами там нет.

В Европе, Канаде и США государство поддерживает мелкие фермерские хозяйства.


Особенно, если они сертифицированы как органические. Фермерам оплачивают часть кредитов, дают субсидии и бесплатную землю. Есть масса инструментов поддержки, благодаря которым возникают небольшие хозяйства.
Пора перестать называть органические продукты историей для богатых, вегетарианцев и только в столицах.
Было бы здорово, и я мечтаю об этом, если бы все больше людей в России открывали какие-то маленькие бизнесы, связанные с органикой.

Строили бы фермы рядом с городами, открывали магазинчики с узкой специализацией. Чтобы покупатели могли сказать: «О, какой замечательный кабачок, привези таких еще пару». Этот подход изменит систему поставок и вызовет рост качества продукции.


Нынешние производители органических продуктов дошли до всего своим умом.

Они вынуждены спрашивать советы у бабушек, читать кучу неструктурированной литературы, собирать теплицы из чего придется. Им негде взять готовое технологическое решение. И в чем-то они да ошибутся, и их продукцию с натяжкой можно назвать органической.

Сначала думал, что найду готовые решения и просто привезу их из той же Канады.

Но выяснилось, что нельзя взять готовую теплицу, раздать людям и научить с ней работать. Большинство решений или сложны в освоении, или не подходят для работы в России из-за разницы климатических условий.

Сейчас такие овощи и фрукты дорогие, потому что предложение очень маленькое, и люди готовы за него платить.

Но на самом деле себестоимость органического и промышленного огурца не очень отличается. А если наладить систему поставок как в Европе, то это вызовет рост качества и снижение цены.
По моим ощущениям, 10% населения готовы делать осознанный выбор в плане продуктов.

Для них решающий фактор — не цена, а вкус. Поэтому если на полке магазина будет лежать органический помидор за 110 рублей и «пластиковый» из Китая за 100, они немного переплатят.
Нам важно гарантировать потребителям безопасность овощей и фруктов.
Я уже довольно много знаю о здоровом питании.

Два года назад запустил мобильное приложение для аналитики данных о здоровье Welltory. Оно объединяет информацию о самочувствии человека с информацией о том, как он спит, двигается, питается и работает за компьютером и помогает понять, как улучшить общее состояние организма. Сейчас в приложении более 200 000 пользователей по всему миру.

Важно гарантировать потребителям безопасность овощей и фруктов. Поэтому мы хотим помочь государству ввести обязательную сертификацию органических продуктов, и готовы обкатывать требования ГОСТов на себе. А в итоге планируем сертифицировать все технологии и оборудование как органические.

Я хочу, чтобы органическое земледелие развивалось и в России.

И если я не могу решить проблему государственной поддержки фермерства, то могу создать инструмент, с помощью которого люди легко запустят бизнес. В идеале установят теплицы прямо в городе, на крышах домов. Урбанистическое фермерство существует в крупных городах мира, например, в Нью-Йорке. Органические овощи, фрукты и зелень могут расти круглый год и продаваться в вашей любимой овощной лавке неподалеку.
Александр Лысковский,
40 лет
справка
Окончил факультет информационных технологий Новосибирского государственного университета. В 1999 году основал компанию Alawar, которая занимается разработкой, изданием и дистрибуцией компьютерных игр. В 2015 году отошел от оперативной деятельности, и запустил новый проект — мобильное приложение для управления энергией и стрессом Welltory. Активно инвестирует в другие высокотехнологические проекты. Любит вкусно готовить и кормить семью и друзей, свободное время проводит на сноуборде и серфинге.