Урожайный код
Автоматизация проникает во все сферы бизнеса, и вертикальные фермы по выращиванию зелени — не исключение. Полив, подготовка питания для растений, поддержание температурного режима и масса других процессов теперь не требуют человеческого участия. Это уменьшает затраты и исключает ошибки на производстве. В iFarm автоматизацией занимается команда программистов под управлением Алексея Новокрещенко. В интервью он рассказал о специфике своей работы и о том, как видит компанию через 10 лет.

— Сегодня все технологии пытаются завязать на одну кнопку: нажимаешь — получаешь результат. Такое упрощение — это правильно, или пользователь должен иметь хотя бы элементарное представление о процессах, которые происходят внутри сложной системы, такой, как, например, вертикальная ферма?

— Пользователей любого сложного устройства можно разделить на две категории: одни хотят понимать, что происходит внутри агрегата, который они купили, другим это неинтересно, либо просто нет времени это изучать. Одни покупают вертикальную ферму и готовы только подсчитывать прибыль в конце месяца, а другие (обычно это люди, близкие к агрономии) хотят знать, как устроена наша технология: какой раствор, в каком количестве, куда заливать и т.д. Но последних — меньшинство, и поэтому все идет к упрощению интерфейса. Таков запрос рынка.
— Ты живешь в Красноярске, а основная часть команды iFarm и сами фермы — в Новосибирске. Помогает ли дистанционная работа в автоматизации оборудования?

— Используя интернет и мессенджеры, мы можем работать из разных точек мира, созваниваться и видеть друг друга — границы географии стерты уже давно. А таким специалистам, как программисты, дизайнеры, копирайтеры, не обязательно регулярно присутствовать в офисе. И то, что большинство программистов вместе со мной находятся в Красноярске, только помогает рабочим процессам. Сегодня мы строим фермы в Новосибирске, завтра — в Иркутске, послезавтра — в Казани, а где между Казанью и Иркутском запустим ферму в Финляндии и Объединенных Арабских Эмиратах. Мы умеем работать без привязки к локации, и это открывает компании широкие горизонты для сбыта технологии. Мы можем продавать ее куда угодно, настраивать откуда угодно, и это наше реальное конкурентное преимущество.
— Насколько независимыми можно сделать наши вертикальные фермы, чтобы максимально исключить человеческий фактор?

— Сегодня можно полностью автоматизировать любое производство, но это стоит денег. Нужно внимательно смотреть на экономику технологического процесса и регион, в котором находится производство. Например, в Азии, где рабочая сила относительно недорога, зачастую нет смысла заменять ручной труд роботом. А вот в Европе, где даже низкоквалифицированные кадры стоят достаточно дорого, роботизация имеет экономический смысл, она разумна и востребована.

Если говорить о вертикальных фермах iFarm, где люди выполняют в основном однотипную работу (посев, передвижение горшочков, сбор урожая), то нам важнее контролировать, не сделали ли они ошибок, чем внедрять робототехнику (хотя и эти процессы мы потихоньку исследуем). Человеку свойственно ошибаться, и сейчас мы обучаем нашу систему перепроверять действия персонала: когда она видит, что какой-то показатель отклоняется от нормы, то задает вопрос или устраняет проблему самостоятельно.

Например, если сотрудник задает в программе слишком длинный интервал полива, то она у него спросит: «Вы точно хотите задать такой интервал, ведь типичный — такой-то». Любое чрезмерное отклонение параметров микроклимата приводит к оповещению обслуживающего или ремонтного персонала с фиксацией событий в журнал системы. Все это позволит понять, почему процесс сбился, и избежать подобной ошибки.

Фатальный сбой системы автоматизации на четыре-пять часов может привести к гибели урожая, который рос месяц. Поэтому главное требование, которое мы предъявляем к автоматизации — это безупречная надежность, будь то полностью роботизированная система или же автоматизация только основных процессов.
— Расскажи, что твоя команда сделала в iFarm?

— Мы всегда работаем над чем-то новеньким, поскольку iFarm не идет по проторенному кем-то пути, а является первооткрывателем в своей области. Например, была задача, которая показалась нам достаточно стандартной — измерить температуру на ферме. Но когда мы начали ее выполнять, то поняли, что нужно измерять не температуру вокруг зелени, как было задумано изначально, а внутри полки — непосредственно в листовой массе (только так можно определить оптимальные условия роста растений). Стандартные заводские датчики не позволяли нам делать это с требуемой точностью и в результате мы доработали компонент одного из стандартных датчиков с рынка и научили его измерять температуру воздуха внутри кустов.
— Что привлекло тебя в iFarm, как ты оказался в нашей команде?

— Несколько лет назад я понял, что мне нравится заниматься двумя вещами: конструировать электронные и микропроцессорные устройства, системы управления и обучать детей конструированию. Изучая рынок детского образования, я наткнулся на ссылку о том, что дети из федеральной сети секций робототехники сделали по заказу iFarm автомат посадки FarmDroid. Возможность совместить творчество в области автоматизации и создание нового продукта привлекло меня и даже «запало в душу».

Я повстречался с генеральным директором iFarm Александром Лысковским, мы поговорили и я уехал обратно в Красноярск. Но то, чем занимался iFarm, было мне крайне интересно, т.к. технология создавалась на стыке научных дисциплин: программирование, инженерия, биология, агротехнологии. К слову, в то время я уже вовсю изучал выращивание зелени на гидропонике и готов был собирать первый стеллаж, как ко мне пришел запрос от iFarm: «Вы же занимаетесь промышленной автоматизацией? Нам нужны такие люди, как вы».
— Что еще можно автоматизировать в iFarm, кроме той системы, которая находится в разработке у твоей команды?

— В планах много интересного. В мае к нам присоединился продакт-менеджер Олег Костенко, и в настоящее время мы разрабатываем программное обеспечение для автоматического планирования посадки зелени, загрузки технологических карт в контроллеры ферм, чтобы внедрять максимально адаптированные режимы выращивания, смоделированные и проверенные в наших лабораториях. А еще мы учимся сохранять электронный след нашей продукции: от семечка и его выращивания до прилавка магазина.
— Какой ты видишь компанию через 3, 5, 10 лет?

— Есть такое чудесное высказывание в сказке «Алиса в стране чудес»: нужно очень быстро бежать, чтобы оставаться на одном месте, а если хочешь попасть в новое место, то нужно бежать в два раза быстрее. Это про современный бизнес. Если ты просто очень хорошо работаешь, тебя будут обгонять другие. Чтобы быть первым, надо подпрыгивать, придумывать, стремиться вперед. Постоянное движение, активный поиск, творчество — только так.

Через три года мы войдем в тройку лидеров рынка ultrafresh, через пять лет другие компании будут пытаться нас догнать. Через десять лет мы будем участвовать в международной космической программе как компания, которая разрабатывает системы производства питания для дальних космических экспедиций. Мы будем лидером. Для этого у нас есть всё.

02/07/2019
Алексей Новокрещенко,
42 года
справка
Окончил Красноярский государственный технический университет. Со школьных лет создавал и ремонтировал электронные и микропроцессорные устройства. После университета около 10 лет проработал в области классического IT, последние 10 лет — в сфере автоматизации технологических процессов.

Любит путешествовать, увлекается психологией и спортом.