Всё пучком
Российский рынок свежей зелени
и овощей благоприятен для вложения инвестиций
Ведение сельского хозяйства всегда было связано с большими рисками. Свести урожай на нет способна непогода, недостаток или обилие влаги, стихийные пожары, всевозможные болезни и вредители, не говоря уже о человеческом факторе. Сегодня, благодаря технологиям, многих рисков удается избежать. Но кроме познаний в агротехнике, мелиорации, селекции и просто удачи современному фермеру нужны экономические обоснования производства того или иного продукта. Можно вырастить большой урожай, только будет ли от него польза, если производитель столкнется с той же проблемой, что и Джек Восьмеркин, который пытался вместо махорки предложить селянам вкус сделанных вручную сигар?
Какие факторы формируют спрос на свежую зелень? И что может повлиять на развитие этого рынка? В конце 2018 года маркетинговое агентство Roif Expert выпустило обзор и подготовило прогноз до 2022 года об основных тенденциях в выращивании салатов и пряных трав.
По данным РБК, в 2018 году импорт свежей зелени в РФ приблизился к $100 млн (в 2017-м — $90 млн). За четыре года, после существенного спада в 2015-м, когда отечественный рынок зелени из-за санкций рухнул более чем на 50%, потребление салатов из-за рубежа увеличилось на 65%.
Мы видим потенциал внутреннего производства свежей зелени. Но положение, когда на импорт приходится более 90% потребностей рынка, можно трактовать двояко: с одной стороны, как проблему, с другой — как возможности.

Давайте разберемся с цифрами.

Если сопоставить импорт и внутреннее производство, то объем рынка в 2018 году составляет порядка $110 млн. Много это или мало? По оценкам Росстата, в октябре 2018 года в России было 146 801 527 постоянных жителей. Можно легко посчитать, что в среднем на потребление данного вида продуктов тратится в год менее одного доллара на душу населения.
Если отбросить сезонные укроп и петрушку, купленные на базаре у бабушки, то свежая зелень для россиянина продолжает оставаться чуть более экзотическим продуктом, чем бананы и апельсины. Ведь что такое грейпфрут, ананас или манго многие из нас знают, по крайней мере, об ананасах писал Маяковский. А вот что такое романо, кейл, фриссе, рукола и лоло-росса и с чем их едят? Это поставит в тупик повара средней руки где-нибудь за Уралом, не то что рядовую домохозяйку.
Оно и понятно. Коренному населению Ямало-Ненецкого автономного округа, что латук, что шпинат — всего-навсего непомерно дорогой и ненужный корм для оленей. Жителям депрессивных районов тоже без разницы: вкушать пресную кашу с золотых тарелок или же «золотой» фриссе без хрена и соли. А вот вахтовикам в условиях вечной мерзлоты было бы полезно зачерпнуть в обеденном супе ветку зелени, чтобы вспомнить своих жен и дочерей, ради которых они рвут жилы, не появляясь домой по полгода.
Чтобы рынок стал действительно привлекательным с точки зрения крупного бизнеса, нужно создать для него условия. В первую очередь — спрос. Если в крупных городах этот спрос стимулируется растущей модой на здоровое питание и меню дорогих ресторанов, то в глубинку его должен привести либо искушенный предприниматель, либо здравый смысл — ведь свежая зелень полезна. А в некоторых регионах России даже необходима ввиду недостатка элементарной клетчатки в привычных продуктах питания. И в этом плане доля внутреннего производства, хоть и не так быстро, но все же растет.
Согласно исследованию Roif Expert, по итогам 2017 года внутреннее производство в разрезе продуктового предложения на рынке в России составило 11,9 тыс. тонн, что на 24,5% больше аналогичного показателя 2016 года. Объем импортной продукции вырос на 13,3% и составил 106,7 тыс. тонн.
С 2014-го по 2018 год отечественные производители немного нарастили позиции на внутреннем рынке. Но
в основном за счет строительства крупных тепличных хозяйств по выращиванию зимой томатов и огурцов, где свежая зелень является вторичным продуктом производства.
Около 28% салатов выращивается в Приволжском федеральном округе. На предприятия Центрального и Южного федеральных округов приходится 20% и 13% соответственно от общего объема производства свежей зелени. В январе-сентябре 2018 года 7,7% зеленых культур выросло на предприятиях Татарстана, 7,4% — в Московской области, 5,4% — в Краснодарском крае. По мнению экспертов, такая структура обусловлена сосредоточением наибольших производственных мощностей в данных регионах.
Возвращаясь к импорту, отметим сохранение структуры импортеров с преобладанием поставок свежей зелени из Ирана и Израиля. Из Ирана в 2017-м поставлено 27% от всего объема ввозимой свежей зелени, причем за январь-сентябрь 2018 года этот показатель скорректировался до 28%.
Поставки из Израиля, напротив, имеют тенденцию к снижению: от 26,6% в 2017 до 22% за девять месяцев 2018-го. Замыкает тройку стран-поставщиков Узбекистан с долевым эквивалентом в 18,4% и 14,2% по итогам 2017 и 2018 годов соответственно.
Читайте продолжение в следующей статье.
18/02/2019
Рекомендуем также прочитать