Александр Лысковский:
«Знаю, умею, люблю»

Почему венчурные фонды и частные инвесторы верят в iFarm? Как продукт компании изменился за три года? Что общего между цунами, Тунгусским метеоритом, измерением стресса и выращиванием растений? Ответы — в интервью с генеральным директором iFarm.

Александр Лысковский всегда решал неординарные задачи. Моделировал цунами, будучи студентом факультета информационных технологий Новосибирского госуниверситета (НГУ). Высчитал точное место падения Тунгусского метеорита, обработав большие массивы данных — поваленный лес и разбросанные камни. Когда увлекся компьютерными играми, сделал компанию Alawar — международного издателя и дистрибьютора казуальных игр, среди которых популярная «Веселая Ферма». Позже участвовал в запуске приложения Welltory для измерения стресса. И вот уже три года занимается развитием и выводом на глобальный рынок автоматизированных технологий вертикального фермерства.
— Любишь делать масштабные проекты?

— Люблю работать с большими данными. Мне нравится эффект, когда компьютер обрабатывает много цифр и делает из них полезные выводы, которые человек сам сделать не может. В iFarm, например, мы собираем и анализируем цифровой след растений — в каких условиях они росли, при какой температуре, сколько получили света, как все это повлияло на вкус урожая, содержание в нем полезных веществ и т.д. Все это ложится в основу нашей SaaS-платформы Growtune, которая делает работу на вертикальной ферме простой и понятной. Такой инструмент управления производством можно использовать и на фермах других производителей, чем мы сейчас и занимаемся. Ну и, конечно, продолжаем накапливать базы данных о росте культур. Лично меня это очень вдохновляет!
Мне нравится эффект, когда компьютер обрабатывает много цифр и делает из них полезные выводы, которые человек сам сделать не может.
— Любишь делать масштабные проекты?

— Люблю работать с большими данными. Мне нравится эффект, когда компьютер обрабатывает много цифр и делает из них полезные выводы, которые человек сам сделать не может. В iFarm, например, мы собираем и анализируем цифровой след растений — в каких условиях они росли, при какой температуре, сколько получили света, как все это повлияло на вкус урожая, содержание в нем полезных веществ и т.д. Все это ложится в основу нашей SaaS-платформы Growtune, которая делает работу на вертикальной ферме простой и понятной. Такой инструмент управления производством можно использовать и на фермах других производителей, чем мы сейчас и занимаемся. Ну и, конечно, продолжаем накапливать базы данных о росте культур. Лично меня это очень вдохновляет!
— Как изменилось твое понимание построения компании с 2017 года? Какие цели, поставленные тогда, воплотились в продукт, а какие пришлось пересмотреть?

— Мы планировали создать светопрозрачные теплицы для выращивания натуральных овощей, зелени и ягод, чтобы любой человек мог установить такое решение на территории частного дома и вкусно кормить семью круглый год. Но оказалось, что даже самые заядлые фанаты правильного питания не особо хотят заниматься посадками — они хотят прийти в магазин и купить все, что им нужно. Мы сделали несколько пивотов (резких изменений продукта), отказались от биогумуса, зависимости от солнечного света (растения прекрасно развиваются под LED-освещением), конструктора Arduino и разработали технологию для промышленного выращивания. Так идея «накормить Рублевку» превратилась в идею «накормить человечество».
— Но ведь начало 2020 года и ситуация с пандемией, закрытыми границами и нарушенными цепочками поставок питания вновь вернули компанию к идее «накормить Рублевку»?

— За три месяца самоизоляции вырос спрос на решения для гиперлокального выращивания — на территории островов, поселков, внутри домов и квартир. Продовольственная безопасность для всех нас стала гораздо более актуальным вопросом. Поэтому скоро мы представим линейку домашних продуктов на базе нашей промышленной технологии. Я изначально думал о таких автономных решениях для выращивания овощей, ягод и зелени на Марсе, мы экспериментировали с получением урожаев в полностью замкнутой экосистеме. События 2020 года ускорили этот процесс.
— Как за три года изменился профиль лично твоих задач в компании?

— Первое время, когда в команде было не больше 10 человек, мы много работали руками: забивали гвозди, красили фасады, сажали землянику и поливали ее. Сейчас, когда в iFarm уже более 60 человек, мы занимаемся стратегическими вопросами и делаем так, чтобы вертикальные фермы по всему миру запускались без нашего участия. Я ни разу не был в шоу-руме в финском городе Эспоо, а на промышленной салатной вертикальной ферме в Новосибирске лишь проводил несколько экскурсий для потенциальных партнеров.
Мы делаем так, чтобы вертикальные фермы по всему миру запускались без нашего участия
— Как за три года изменился профиль лично твоих задач в компании?

— Первое время, когда в команде было не больше 10 человек, мы много работали руками: забивали гвозди, красили фасады, сажали землянику и поливали ее. Сейчас, когда в iFarm уже более 60 человек, мы занимаемся стратегическими вопросами и делаем так, чтобы вертикальные фермы по всему миру запускались без нашего участия. Я ни разу не был в шоу-руме в финском городе Эспоо, а на промышленной салатной вертикальной ферме в Новосибирске лишь проводил несколько экскурсий для потенциальных партнеров.
— iFarm требует серьезных финансовых вложений. Венчурные фонды, частные инвесторы верят лично тебе или в идею накормить человечество?

— Я основал Alawar, участвовал в запуске Welltory, и первые деньги для iFarm получал под свое имя и честное слово. Сейчас мой прежний опыт уже не так важен. Инвесторы смотрят, как растет iFarm: команда признана на международном уровне во многих престижных конкурсах, в разных регионах строятся вертикальные фермы по разработанной нами технологии, выращенная там зелень продается в супермаркетах (в Финляндии она получила право использовать знак «Финский продукт»), продукцию используют шеф-повара лучших ресторанов, технологических карт в SaaS-системе GrowTune становится все больше, финансовые модели сходятся. Поэтому в нас вкладывают деньги. За три года оценка компании венчурными фондами выросла в 12 раз.
В настоящее время в iFarm инвестировали три фонда (Gagarin Capital Partners, Impulse, IMI.vc) и 12 бизнес-ангелов. Эти люди верят в нас, потому что мы делаем продукт, который востребован в том числе и на их рынке. Например, в компанию вложил деньги ресторатор Виктор Агафонов — он знает все про закупку свежей зелени, овощей и ягод в Новосибирске, Москве и Лондоне от локальных поставщиков, да еще и круглый год.

— Говорят, что вкусно готовят те, кто любит вкусно поесть. Ты всегда любил вкусно поесть и любишь готовить, а как считаешь, удалось ли нам сделать технологии iFarm достаточно «вкусными»?

— Выбирая сорт для создания технической карты, мы опираемся не только на то, сколько покупатели вертикальных ферм смогут на нем заработать, но и на вкус растений (для этого зелень дегустируется командой и развозится на пробу шеф-поварам). Когда встает выбор между дорогой и самой вкусной в мире руколой и руколой с классическим вкусом и более доступной ценой, я предлагаю добавить в SaaS-платформу техкарты на оба сорта. Таким образом, наши клиенты всегда смогут выбирать, что им выращивать.
— Конкуренты iFarm – кто они? Какую проблему потребителей вертикальные фермы iFarm решают лучше, чем конкурентные?

— Каждый стартап, специализирующийся на вертикальном фермерстве, проходит несколько стадий. Первая — маленькая компания с лабораторией, в которой что-то выросло, но экономика еще не сошлась. На этой стадии находится 90% рынка. Вторая — компания с двумя-тремя площадками для выращивания, урожай с которых продается в ближайших магазинах. Таких на рынке несколько. Третья — компания, которая разработала решение для промышленного тиражирования, способное работать без участия создателей. Мы не считаем конкурентами компании, находящиеся на первой и второй стадии (внутри них идут совсем другие процессы, нежели у нас), но очень радуемся их успехам и с удовольствием сотрудничаем. Наши же конкуренты — это те, кто находится на третьей стадии и продает свои технологии по всему миру.
Мы повторили вкус той руколы, которую я пробовал в Италии и Греции, а после не смог найти в России.
— Какую зелень, выращенную по технологиям iFarm, ты любишь больше всего? Что предпочитаешь с ней готовить?

— Больше всего я люблю руколу. Вся фишка в том, что нам удалось повторить вкус той зелени, которую я пробовал в Италии и Греции, а после не находил ни в одном магазине России. Скорее всего, это связано с тем, что она к нам просто не доезжала — через восемь часов после срезки в руколе уменьшается количество железа, она темнеет и меняет свой вкус. Сейчас, благодаря iFarm, у меня есть возможность снова есть самую вкусную руколу. Больше всего я люблю готовить с ней разные овощные салаты. Например, смешать томаты, огурцы, руколу, лук и сыр.
— Какую зелень, выращенную по технологиям iFarm, ты любишь больше всего? Что предпочитаешь с ней готовить?

— Больше всего я люблю руколу. Вся фишка в том, что нам удалось повторить вкус той зелени, которую я пробовал в Италии и Греции, а после не находил ни в одном магазине России. Скорее всего, это связано с тем, что она к нам просто не доезжала — через восемь часов после срезки в руколе уменьшается количество железа, она темнеет и меняет свой вкус. Сейчас, благодаря iFarm, у меня есть возможность снова есть самую вкусную руколу. Больше всего я люблю готовить с ней разные овощные салаты. Например, смешать томаты, огурцы, руколу, лук и сыр.
— Как за время работы над проектом изменился твой подход к выбору продуктов питания?

— Я стал спокойнее платить за дорогие овощи. Раньше не понимал, почему зимой в Москве томаты могут стоить 600-800 за кг. Мне казалось, что это странно: на одном и том же прилавке лежат помидоры по 100 и 800 рублей за килограмм и вроде выглядят одинаково. Теперь понимаю, что в них содержится разное количество полезных веществ и витаминов, отличается способ их транспортировки (дорогие оборачивали вручную в бумажки и раскладывали на специальные рессоры внутри фуры, чтобы не помять; а те, что подешевле, везли в ящиках, ни во что не оборачивая). Я разобрался в деталях и начал проще относиться к тому, что часть овощей вне сезона стоит дорого.
— Какой навык ты прокачал за время работы над iFarm?

— В компании было много монтажно-строительных задач (в настоящее время их делают авторизованные партнерские компании, но изначально нам нужно было пройти весь процесс создания вертикальной фермы, чтобы отработать технологии на каждом из этапов своими руками). Раньше я сталкивался с ними, только когда строил дом или ремонтировал квартиру. И уже тогда не понимал, почему на старте мне называли один срок и сумму, а потом все менялось. И главное — этому всегда находилось логичное объяснение. У меня высшее образование в сфере IT, я знаком с диаграммой Ганта, сетевыми графиками и линейным планированием — терминами, которые пришли в программирование из стройки. Теперь я научился определять, кто из строителей умеет полноценно планировать и потом все делать в срок. Таких, кстати, мало.
— У тебя за плечами не один реализованный проект. Ты уже задумывался над созданием чего-то нового после того, как iFarm окончательно «встанет на ноги»?

— 15 мая 2020-го мне исполнится 43 года. За спиной 20 с лишним лет деловой карьеры, я перебирал разные области — игры, здоровье, IT. Хотел сделать что-то заметное, что поменяло бы привычный уклад в жизни людей. Всегда предпочитал мультидисциплинарные проекты, где люди разных профессий объединяются ради общей цели. Мне с детства нравятся компьютеры и электроника, в 11 лет я собрал первую радиоуправляемую машину, а в 14 — первый компьютер (спектрум). IT-технологии — это то, что я знаю, умею и люблю. Но я также люблю видеть применение того, что делаю, в реальной жизни: чтобы оно было не виртуальное. Еще я люблю вкусно есть и вкусно готовить, обожаю гастротуризм. iFarm стал для меня делом, в котором все это соединилось — и мультидисциплинарность, и любовь к IT, и производство вкусной еды, которую я могу привезти своей маме. Это и хобби, и работа, которым хочется посвятить жизнь.

15.05.2020
Александр Лысковский,
43 года
справка
Серийный IT-предприниматель. Окончил факультет информационных технологий Новосибирского государственного университета. В 1999 году основал компанию Alawar, которая занимается разработкой, изданием и дистрибуцией компьютерных игр. В 2015 году отошел от оперативной деятельности, и запустил новый проект — мобильное приложение для управления энергией и стрессом Welltory. В 2017-м вместе с Константином Ульяновым и Максимом Чижовым основал iFarm.

Активно инвестирует в другие высокотехнологические проекты. Любит вкусно готовить и кормить семью и друзей, увлекается сноубордом и серфингом.
Подписаться на рассылку
Подпишитесь, чтобы первыми узнавать наши новости
Рекомендуем также прочитать